Главная / Новости / Изувеченные в Чечне воины до сих пор ждут квартир

Изувеченные в Чечне воины до сих пор ждут квартир

Но почему-то почти никто этого не понимает.

Инвалидизация в корне меняет жизнь человека и его семьи. Но если все грамотно организовать, инвалидность в большинстве случаев не будет влиять так сильно, как кажется в начале. Можно будет учиться, работать, заниматься спортом, путешествовать, растить детей, оставаться независимым, самостоятельным и даже успешным.

Чтобы грамотно организовать жизнь, инвалиду нужны деньги и помощь профессионалов.

В западных странах в университетах есть специальные факультеты, где такие профессионалы готовятся. У нас таких факультетов нет. И профессионалов нет. И денег для инвалидов тоже нет.

Государство даже не может предоставить жилье, положенное им по закону.

Они маются в хрущобах, где инвалидное кресло не проходит ни в одни двери, и не могут ни еду себе приготовить, ни в туалет сходить, ни метнуться в магазин за продуктами. Хотя это все им по силам. Многие могли бы быть самостоятельными, если бы в их квартирах были широкие дверные проемы, сами квартиры находились на первом этаже, а подъезд был оборудован пологим пандусом.

Понятно, как этим людям обидно и больно. Но ведь и страна много теряет. Инвалиды могли бы вносить вклад в экономику. Вместо этого сидят на пособиях, которые выделяются из бюджета, а обслуживают их соцработники, которых тоже оплачивает бюджет.

Счетная палата проверила, как шла работа по улучшению жилищных условий инвалидов в 2018–2019 годах. Отчеты о проверках вывешены сегодня сайте ведомства.

Они не оставляют надежд.

Читая их, понимаешь: если со мной или с моими близкими что-то случится и надо будет переезжать в приспособленную для нужд инвалида квартиру, власти ничем не помогут. Несмотря на то что по закону обязаны помочь.

* * *

Не обеспеченные жильем инвалиды делятся на две группы: те, кто встал на очередь до 2005 года, и те, кто встал после 2005 года.

Те, кто встал после 1 января 2005 года могут рассчитывать на улучшение жилищных условий, только если органы государственной власти признают их малоимущими.

Малоимущими признаются люди, если средний доход в их семье не превышает прожиточного минимума, установленного в регионе. Если превышает, тогда они должны сами себя обеспечить пригодным жильем. При этом всем понятно, что подавляющее большинство «не малоимущих» инвалидов этого не могут, конечно.

Но и войти в число малоимущих — для инвалида тоже не вариант. В очередь поставят, а жилье все равно не дадут.

«Очередность малоимущих граждан в регионах фактически не сокращается, — отмечают аудиторы. — Численность стоящих на жилищном учете в основном меняется в связи с утратой основания на обеспечение жильем и естественной убылью».

Попросту говоря, инвалиды умирают, так и не дождавшись положенного им жилья. Убывают естественно. Спасибо, что не принудительно.

В подтверждение Счетная палата приводит данные, от которых глаза лезут на лоб: в 2019 году улучшили жилищные условия только 3% малоимущих инвалидов, стоящих на очереди.

Три человека из каждых ста. Всего.

Почему же так мало?

Счетная палата дает ответ: потому что из бюджета страны на жилье для инвалидов выделяется недостаточно денег.

«С 2016 года размер федеральной субвенции на исполнение государственных полномочий по обеспечению жильем инвалидов не соответствует реальной потребности, ежегодно заявляемой регионами. Недостаточность финансирования отмечают свыше 75% субъектов Российской Федерации.

Например, в 2018 году утвержденные бюджетные ассигнования составляли 2,5% потребности, в 2019 году — 6,6%, в 2020 году — 5,9%».

Почему же недостаточно выделяется денег на жилье инвалидам?

Потому что занижается общее количество нуждающихся в жилье.

«Минстроем России ежегодно в обоснованиях бюджетных ассигнований занижается численность граждан, нуждающихся в обеспечении жильем, что приводит к сокращению объема субвенций из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации на реализацию переданных полномочий по обеспечению жильем инвалидов.

Например, в обоснованиях бюджетных ассигнований, сформированных Минстроем России на 2020 год, численность граждан, подлежащих обеспечению жильем, в Москве занижена на 4,5 тыс. человек, в г. Санкт-Петербурге — на 4,7 тыс. человек, в Республике Тыва — на 493 человека».

Зачем же Минстрой занижает количество нуждающихся в жилье? Кого обманываем?

В материалах Счетной палаты и на этот вопрос есть ответ. Количество нуждающихся не то чтобы занижается, а просто как-то криво считается.

«По информации Росстата, в органах местного самоуправления на жилищном учете состоит 2,4 млн малоимущих граждан, — констатируют аудиторы. — А по данным КИС Минстроя России, число инвалидов, нуждающихся в обеспечении жильем, составляет 63,7 тыс. человек».

Искать виноватых среди власть имущих в том, что инвалидам не оказывается помощь с жильем — в конечном счете бессмысленно. Их нет. Ни в одном министерстве, ведомстве, муниципалитете вы не найдете чиновника, который сознательно зажимает предназначенные инвалидам деньги.

Но факт при этом остается фактом. Инвалиды ждут жилья, которое позволило бы им вести нормальную жизнь, от 15 до 35 лет.

«Период ожидания в оказании мер социальной поддержки по обеспечению жильем граждан, вставших на учет до 1 января 2005 года, в основном составляет 15–25 лет (87,7% инвалидов), свыше 35 лет стоят на учете 1,4% инвалидов (из них почти 40% проживают в Южном федеральном округе).

Например, в Самарской области в 2018–2019 годах социальную выплату получили 111 инвалидов, из которых 96 человек состояли на учете от 15 до 30 лет, а 4 человека — от 30 до 35 лет».

* * *

Лет двадцать назад я была в Дании вместе с группой наших журналистов. Датчане показывали, как устроена у них система соцзащиты инвалидов.

Устроена она хорошо. Пригодные для инвалида жилищные условия обеспечиваются в первые же месяцы после инвалидизации. Все там им предоставляют: учат приспосабливаться, помогают освоить подходящую профессию, привозят нужные инструменты, обучают ими пользоваться. Одних не бросают.

Датским налогоплательщикам это стоит, конечно, приличных денег. Поэтому на встрече с местными жителям я спросила: «Зачем вы тратите так много средств из бюджета на то, что не даст развития или прироста? Когда деньги вкладываются в детей, это делается ради того, чтобы у страны было будущее. Но в инвалидов зачем же их вкладывать? Они же никогда ничего не принесут взамен».

Ответил мне молодой парень. «Мы думаем так, — сказал он. — Бог их обидел. Давайте хотя бы мы, люди, поможем».

И все, кто был на той встрече, закивали согласно. Люди должны помогать друг другу. А как же иначе, да?

В нашем обществе этот мотив — помогать тем, кому трудно, — отсутствует напрочь. Инвалиды воспринимаются как нечто ненужное. Лишняя нагрузка для бюджета, какой-то дурацкий крест, который зачем-то надо куда-то тащить.

Представить себя или своих детей или внуков на месте инвалидов, которые по 30 лет прозябают в щелях и норах, не имея даже возможности самостоятельно выйти на улицу, людям в голову не приходит. Хотя понятно же, что от такой беды не застрахован никто. Даже высокие чиновники, такие властные и успешные.

P.S. На 1 января 2020 года в нашей стране числилось всего 56 134 гражданина, официально признанных инвалидами, нуждающимися в улучшении жилищных условий.

180 человек из них — ветераны Великой Отечественной войны.

13 509 — инвалиды и ветераны боевых действий. В Чечне в основном, где они защищали целостность страны.

42 445 — инвалиды, ставшие таковыми из-за болезней и травм, и семьи с детьми-инвалидами.

За три последних года на обеспечение инвалидов жильем выделялось от 3% до 6,6% объема бюджетных средств, которые на самом деле были нужны.

При таком темпе нынешние нуждающиеся инвалиды смогут въехать в пригодные для них квартиры не раньше, чем через 20 лет.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*